Болеть нельзя путешествовать

Я совсем скоро в отпуск!

Я стала такая вся из себя офисная, что отпуск — это уже событие мирового масштаба, в которое не особо-то и верится.

Хотя друзья считают, что я много путешествую. Да, я стараюсь 2-3 раза в год хотя бы на пару дней выбираться — это обычно поездки на 3-4 дня.

Но чтобы действительно отдохнуть и переключиться — этого недостаточно. Поэтому скоро еду в отпуск аж на 10 дней, из которых 7 проведу на океане и почти в тепле — на Гран Канарии (и, если повезет, соседних островах).

Ну, а раз отпуск скоро, значит, прошлые поездки были максимально давно и все больше приходят мне на ум, как моя любимая ностальгия. И мне захотелось вспомнить пару моментов из совершенно разных мест — здесь, в буквах.

Screen shot 2017-01-29 at 12.36.50 PM

  1. Италия, Чинкве Терре. Мой практически первый опыт коучсерфинга. Крейзи ситуация — я попросилась к местному хосту с самым большим количеством хороших отзывов. Его дом пустым, наверное, вообще не бывает. Добрейший человек. Настолько добрый, что кроме меня не отказал еще трем девочкам из Беларуси, за которых попросила его давняя подруга (сестра одной из них). И еще давняя знакомая из Бразилии, которая давно живет в Дании, но мечтает переехать именно в эту часть Италии — Лигурию. И все мы шестеро в маленькой квартирке с одной спальней и одной комнатой, совмещающей и кухню, и гостиную. Балкон с видом на порт Генуи, огромные корабли, серпантины крыш, подсказки о том, где в городе лучший джелато (в одном месте на набережной — там всего 6 вкусов). Мой самый любимый город Италии по сей день — Генуя. И вот мы едем на кораблике на юг, где по побережью расположились пять городков — те самые Чинкве Терре (пять земель). Вы их знаете — их так часто снимают фотографы: зажатые в горах разноцветные яркие домишки. Это они. И вот в пятом городке мы сходим с кораблика и у нас есть пару часов, чтобы на последнем потом ехать обратно и возвращаться в Геную. Мы с Фернандой, бразильянкой, не хотели есть или сидеть, мы хотели прыгать со скалы в море (да-да, это я такая бываю, честно). Мы переодеваемся в купальники прямо на скале у домиков, кое-как закрывая друг друга полотенцами, а потом сигаем со скалы в море, режем пальцы, смеемся, болтаемся в море, плывем к причалу, снова кое-как переодеваемся. Самый крутой отдых на море? Да вот эти 20 минут в Чинкве Терре, Riomaggiore.

    Вот в левой нижней части фотографии — наша маленькая скала. Метра 3 всего прыгать. Какое счастье
  2. Самая последняя моя поездка в Норвегию. Возвращаясь из Норвегии, пропустила connecting flight в Хельсинки. Еще бы не пропустить. Разница между рейсами, оказывается, была 5 минут. А с часовыми разницами всех стран — это не было очевидно. Но я пыталась успеть, бежала по аэропорту с чемоданом и зимнем тяжелом пальто, на каждом шагу крича «Экскьюююз ми!». Самый большой аэропорт, который я видела в своей жизни. Может, от стресса, а может и правда так. Пробежать нужно было 16 гейтов, но это заняло 20 минут. Минский аэропорт целиком обежала бы раз пять за это время. В каждом гейте еще под-гейты (например, в моем 36-ом было от A до M). Прибегаю — пусто. Вернее, много людей ждут своих рейсов, а моего и в помине уже нигде нет. И ничего не объявляют, и никто меня, бедную, не ждет. Скандинавские аэропорты — они такие — ты или летишь, или дело твое. Никто никого не объявляет, не ждет, не ищет. Здесь все сдержанные и сознательные. Опоздал — видимо, ты сам так решил. В общем, мне, конечно, безумно повезло — мне заменили билет. На следующий день отправили через Питер в Минск. Это был самый ближайший вариант. В гостиницу тоже разместили — не сами Хельсинки, а ближе к аэропорту. Но я, конечно, напереживалась и наревелась. Зато почти побывала в Финляндии. И в качестве утешения купила себе много лекарств от огорчения в виде сумок и свитеров абсолютно мне необходимых. В Хельсинки что-то пока не хочу даже как турист.
  3. Нью-Йорк. Я хотела, чтобы самым первым моим запомнившимся видом был вид со смотровой площадки Рокфеллер центра. Но в день приезда был сильный туман и сотрудники не рекомендовали подниматься — сверху видны только туман и облака. Купила билет на попозже, 2 января. В Нью-Йорке была заболевшая, но дома мне не сиделось. Заваривала Coldrex в термо-кружку и пилила на Бруклин Бридж. И вот приезжаю я на Рокфеллер 2 января. Вся в предвкушении. Запускают ровно по времени — а значит, нужно вовремя и быть. Опоздаешь — пойдешь билетик менять. Очередь, лифт, сразу на пару этажей вверх. Осмотр и проверка. Потом еще одна очередь. Фотографию сделать не хотите ли? Еще одна очередь. Лифт. Очередь. Лифт и вы попадаете наверх. Везде окна, ты уже видишь тот самый вид. Но подожди, стекло мешает. Дайте выйти! Все хотят выйти! Вас много. Твое нетерпение рвется вперед, твои ноги медленно переступают в очереди. Доходишь до двери. Начинаешь бешено фотографировать. На улице минусовая температура. Все красивые виды закрыты прозрачными стеклянными пластинами — чтобы, видимо, ветер не сносил и опасных ситуаций не было. Рискуя своими айфонами, все просовывают руки в отверстия между пластинами, чтобы сфотографировать без бликов красавца Эмпайр Стейт Билдинг. Ходят вокруг, но все взоры так или иначе оттягивает на себя серый статный Эмпайр. Ходишь вокруг — лестница. Да можно же выше подняться! Поднимаешься. Та же толпа. И все переснимают фотографии, которые сделали этажом ниже. Ходят-ходят, опачки — еще одна лестница! И ты попадаешь на самый верхний уровень. И внимание — площадка полностью открыта (за исключением маленького пятачка). И вот тут ты, глупенький, начинаешь смотреть и фотографировать без затертых бликующих стекол. Ты смотришь и видишь то, что видел в фильмах и на картинках. Ты в Нью-Йорке. Ты на самом деле здесь. В океане серого и черного, бетона, стали, стекла. Вокруг люди всех национальностей и цветов. Все с сэлфи-палками. Все снимают. А ты стоишь и смотришь, и улыбаешься так долго, что у тебя замерзают зубы. Ты наконец-то в Нью-Йорке. И все эти твои детские мечты — вот они, у тебя на ладошке. Все те мечтушки, которые когда-то казались несбыточными, потому что твоя первая зарплата была равна 400 долларам, а билеты в Нью-Йорк в те годы стоили под 2000 долларов. Прошло пару лет и ты стоишь здесь и понимаешь, что если сильно хотеть и много работать, на самом деле многие вещи тебе по плечу. И за эти возможности, за эти мечты и их воплощение я благодарю Бога. Два часа на морозе с видом на Эмпайр и потом я спускаюсь вниз, продолжая улыбаться. На следующий день я выздоровела.

Screen shot 2017-01-29 at 12.36.04 PM

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *